четверг, 2 октября 2014 г.

Черная речка: поменьше глупостей и штампов

Чёрная Речка: пост панк из Кирова, Россия
Друзья, хочу поделиться с Вами совсем малой частью мыслей, моего хорошего друга Игоря Рысева, он же Ый Йый.
Познакомились мы с ним летом 2013-го, когда он триповал со своей подругой Олей Проскуриной. Скажу, что порой меня пугает, мотивация на творческую работу, после прослушивания его музыки. Но как бы там ни было, этот добрый бородач очень притягивает к себе, и стоит тебе провести с ним лишь один вечер за бутылкой, и этот парень навсегда останется в твоем сердце!


В песне-интро «Исток» использованы вставки из фильма «Двадцать дней без войны», в замыкающей песне «Устье» – из «Мой друг Иван Лапшин». Какие еще фильмы Алексея Германа ты посоветуешь? Смотрел «Трудно быть богом»? Как тебе?
Мне кажется фильмы Германа не из тех, которые советуют. Не потому, что они плохие. Как и в случае с «ТББ». Фильм – потрясающий. И ни с кем, ни за что, никогда не буду спорить об этом. Даже просто разговаривать о нем не хочется. Вообще, для себя вывел правило: можно (и просто не обходимо) в подавляющем большинстве случаев пользоваться понятиями «круто» и «говно», но исключительно в личных целях. Так действительно проще. На людях же лучше использовать эвфемизмы и аргументы, чтобы это был спор, а не ссора. Самое нелепое, когда твой приятель, которому на самом деле «ТББ» имеет право не то что не нравиться – он вправе его ненавидеть, начинает повышать на тебя голос, доказывая, что фильм – говно.

«Устье» заканчивается словами: «А ты в Боржоми когда-нибудь бывал, брат? У! Экая прелесть. Горы, воздух! Обязательно съезди!». Связано ли использование именно этой фразы с твоим недавним посещением Грузии? Как тебе эта страна (вино, хачапури по-аджарски, горы и море, добавь нужное)?
Не связано. Я, когда мы все записали, решил попробовать на «Устье» наложить какие-нибудь фразочки киношные. Вспомнил, что у меня были вырезаны куски из фильма с Депардье без перевода, которые мы использовали для фона на паре концертов Топограф! Землемер. Закинул их на трек – получилось интересно, но не то. Кинул парням и решили, что надо все-таки из наших фильмов что-то. Ну и долго не думали. Сделал подложку быстро. Фраза про Боржоми просто легла как влитая. А что касается Грузии – это просто потрясающая страна, которая для меня стала настоящим открытием. Я могу о ней, ее людях, еде (!) рассказывать бесконечно, но этого все равно будет недостаточно. При этом, дело не в том, что я так жаждал впечатлений, что принимал воду за вино, а любое «пожалуйста» за верх гостеприимства. Может, я и не самый оголтелый путешественник, но трезвости ума мне хватило, чтобы отчаянно влюбиться в Грузию, руководствуясь при это не только эмоциями. И хачапури по-аджарски – это божественно. Но (!) правильно приготовленное. 

Когда появилась «Сторона А», не возникало сомнений по поводу «Стороны Б». Стоял лишь вопрос в том, как быстро она появится. Наличие двух сторон (по аналогии с винилом или кассетой) есть в каком-то роде ограничением. Что будет с группой дальше и какая из условных «сторон» ждет вас и нас в будущем?
Дальше? Мы будем еще усерднее учиться играть, петь, танцевать. Запишем скоро кавер на одну песню, которую мы все любим. Хотя я всегда был против того, чтобы играть чужие треки, но мы ее так переделали, что не узнать. И буду придумывать новый материал. Это что касается нас. А вы, надеюсь, все это будете слушать.

Хотелось бы еще услышать историю о том, как возникла Черная речка, и не мешает ли еще один проект полноценно воплощать задуманное? Откуда столько времени и сил? 
Практически тем же составом, что и сей час, мы играли в Debauch. Изначально хотели делать что-то вроде гаража, но получался в итоге все равно грязный, сыроватый панк-рок. Сказывалось то, что Ден и Борода взялись за инструменты практически с нуля. Мы много раз до этого с Бородой на разных пьянках заводили разговор о том, что было бы круто что-то поиграть. Ради веселья. Ну и в определенный момент просто поехали на точку. С нами тогда еще был Мик. Он пел. За это время мы к друг другу притерлись, съездили в оголтелый птич-тур с «Танцуйте! Это ограбление» и вернулись домой с желанием сделать что-то интереснее и сложнее. Быстро остановились на пост-панке и чем-то подобном. Я до этого толком с ним был не знаком. Борода накидал мне музыки, после чего я уже примерно стал представлять, как все это вообще примерно должно выглядеть. Сделали пару треков, но Мик уехал в Ленинград. Вместе с ним из Черной речки исчез потенциальный вокал (предполагалось, что петь будет он) и вторая гитара. Нас осталось трое. И петь пришлось мне. А про время и силы – не хватает. Дел у меня действительно больше, чем и того и другого. Но я уверен, что это не последний наш проект.



«Если кто-то знает Женю Микрофона, можете сделать “У-у-у”»


Как вообще началась твоя музыкальная деятельность?
Мама принесла мне гитару с тремя струнами, когда я был малой. Тогда все и началось. А вообще ключевую роль в этом смысле сыграл, конечно, Топограф! Землемер. Андрей после одного из концертов, на дистро которого я притащил диски с чем-то вроде блюзца (мы пытались играть с моим другом), спросил, умею ли я играть на клавишах. Я ответил – нет. Он сказал – похер, давай попробуем. И началось. Но это уже отдельная, большая история. 

Что мог бы выделить как личный недостаток?
В идеале сосредоточиться бы на чем-то. И бить в одну точку. Как наши друзья из Eora. Но меня бросает из огня, да в полымя. Но если бы не это, не было бы Gendarme, наших песен с Машей, проекта с дедушкиной гармошкой, да и той же Черной речки. 

Игорь Рысев и Макс Ищенко

Добрые бородачи: Ый Йый и Макс Ищенко

Пять основных заповедей музыканта на сцене?
Требовать чек и относиться к нему серьезно, не напиваться слишком сильно. Говорить поменьше глупостей и штампов в микрофон, а лучше вообще не говорить. Продолжать играть, даже если барабанщик проебал палочки в середине песни, отключился басист или у самого лопнула струна. Хотя бы до конца песни. И веселиться. Даже на «грустном» канце. Иначе зачем все.

Пытался ли приложить свои силы в другие сферы культурного ремесла? Может мозайку лепил?
Стихи. Про любовь. Терпеть не могу стихи, но пишется. Выйду на пенсию, сяду за книгу. Название уже придумал. 

Что с последнего добавил в плейлист?
Старую грузинскую группу Retsepti и Сергея Никитина. 

Поведай самое теплое воспоминание со своего детства.
Мы с папой и сестрой возвращались с дачи под проливным дождем. Вымокли насквозь. Папа залез в болото по пути и нарвал маме целую кучу кувшинок. Она была в восторге. 

Как настраиваешь себя перед выступлением?
Что-нибудь крепкое. И обязательно надо посрать.

Что самое экстремальное происходило с тобой в путешествиях?
Был чуть не съеден собаками, обманут армянами, замерзал ночью на скамейках, ехал на разваленном КАМАЗе с пьяным в говно дальнобойщиком. Это только то, что первое на ум приходит. Это целая жизнь. Об этом я люблю на кухне говорить и слушать ответки за бутылочкой. 

Что тебя по настоящему вдохновляет? Кто-то служит тебе примером?
Алан Вега и Мартин Рев со своей Suicide. 

Парочка пожеланий слушателям.
Почаще бывать в отпуске.

Следите за группой Черная речка Вконтакте

Интервью: Максим Ищенко, Юрий Бондарчук